Список разделов



Поиск
введите слово для поиска
расширенный поиск




Календарь
<Сентябрь 2017>
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 
ГлавнаяВходРегистрацияПоследние статьиПоискКонтакты
   

Раннефеодальные грузинские государства. Арабские завоевания

В первой трети VII в. на Аравийском полуострове образовалось государство арабов, во главе которого стоял Мухаммед, с чьим именем связано распространение среди арабов новой веры.
Переход от многочисленных местных культов к строгой монотеистской религии ускорил процесс консолидации арабских племен и образования государства. Вначале последователями Мухаммеда были представители беднейших слоев Мекки, но за успехами последовало изменение социальной основы нового учения. Когда-то ратующий за равенство и защищавший угнетенных Мухаммед, сам становится главой государства и, тем самым, защитником интересов господствующего класса.
При наместниках Мухаммеда, или халифах, Арабское государство, или халифат, как его называют, необычайно быстро выросло. Первые большие завоевательные войны арабы провели при халифе Омаре (634 — 644). Они ставили себе целью расширение пределов халифата, захват добычи и получение дани.
В последние годы правления императора Ираклия Византийская империя в борьбе с арабами потерпела ряд поражений и потеряла Сирию и Палестину. В начале 40-х гг. пал Иран, после чего путь арабам в Закавказье был открыт.
Такие быстрые успехи арабов объяснялись не только отличной организацией и высокими боевыми качествами арабского войска, но и их политикой веротерпимости и введением простой, сравнительно легкой налоговой системы. Все это способствовало победе арабов в восточных провинциях Византийской империи, население которых в этническом и религиозном отношении сильно отличалось от населения центральных районов. В источниках отмечается, что даже фанатичные монофизитские монахи Сирии и Палестины в массовом порядке оставляли монастыри и присоединялись к арабским отрядам. После этого становится понятным, почему многие города этих стран без боя сдавались арабам.
В 640 г. арабы вторглись в Армению и взяли ее столицу Двин. В 642 — 643 гг. арабы уже направились к границам Картли, но успеха не добились и возвратились к себе. По сообщению арабского историка Табари, арабы под командованием Хабиба ибн-Масламы возобновили поход на Картли, взяли Тбилиси и выдали населению фирман о безопасности, или «защитную грамоту». Этот поход арабов в Грузию датируется 644 — 645 гг., а по сведениям армянского историка Себеоса, поход ибн-Масламы имел место в 654 — 655 гг. Поэтому в грузинской историографии «защитная грамота» Хабиба ибн-Масламы соответственно датируется 644 — 645 или 654 — 655 гг.
Навстречу вступившим в Картли арабам картлийский эрисмтавари, носящий титул патрикия, выслал своего посла с дарами и просил у них мира. Арабский полководец Хабиб остался доволен поступком эрисмтавара, принял дары в счет будущей дани и с грузинским послом отправил в Тбилиси своего человека с письмом и вышеуказанной «защитной грамотой». После этого Хабиб вступил в Тбилиси и лично подтвердил населению выдачу этого известного документа.
В нем были определены права и обязанности завоевателей и завоеванных:
1. Грузины признают верховенство арабов и выплачивают джизию в размере динара на один дым. При этом им запрещается объединение дымов для уменьшения дани. Со своей стороны, арабы не расчленяют их для увеличения дани.
2. Население обязано помогать арабам против их врагов советом и делом, т. е. взять на себя военные повинности; приютить и оказать помощь отставшим мусульманам и затем доставить их в ближайший арабский отряд.
3. Принявший ислам становится братом арабов и пользуется общими со всеми мусульманами правами.
4. Арабы обязуются оказывать помощь грузинам в борьбе с общим врагом, однако, если арабы не смогут это сделать, подчинение грузин врагу не будет осуждено арабами.
В случае согласия и принятия этих условий местным населением арабы гарантировали ему безопасность и не прикосновенность имущества и религии, в противном случае объявляли войну именем аллаха и его пророка.
На этот раз арабы не задержались в Картли. В халифате началась междоусобная война, которая тянулась до тех пор, пока единственным властелином не стал первый халиф Омеядов Моавия I (661 — 668). Ясно, что в этот период арабам было не до Картли. Новый халиф прибег к жестоким мерам, чтобы подчинить отложившиеся страны Закавказья, но и после этого на Кавказе политическое положение было изменчивым.
При наследниках Моавии I в халифате не утихала смута. По сведениям армянского историка Ованеса Драсханакертци, во времена католикоса Исраэля (667 — 677) арабы под предводительством некоего Барабы вторглись в Армению, но потерпели там поражение и направились в Картли. Здесь их встретил эрисмтавари Версе, который «рассеял их, безжалостно истребляя, и обратил в бегство». По сообщению другого армянского историка Гевонда, в царствование халифа Абд-аль-Малика (685 — 705), точнее, на второй год после его воцарения грузины и албанцы отказались платить дань арабам. Их неповиновение длилось три года.
Такой ситуацией решила воспользоваться и Византийская империя и со своей стороны предъявила старые счеты. В конце концов, оба завоевателя договорились между собой; по словам Феофана хронографа, в 686 г. халиф и император заключили мир и в условиях договора указали, что дань, поступавшую из Албании и Картли, следовало делить поровну.
В 687 г. император Юстиниан II направил в Закавказье большое войско во главе с Леонтием, чтобы восстановить там византийское господство. Византийцы сумели нанести поражение арабам и временно подчинить себе Армению, Картли и Албанию.
Такую политическую нестабильность решили использовать и хазары. Эти непримиримые враги арабов не упускали случая, чтобы напасть на страны Закавказья. В 684 г. хазары вторглись со стороны Дербента, но в битве с объединенным войском армян, албанцев и грузин потерпели поражение. Спустя несколько лет хазары возобновили набеги на Закавказье. В боях с ними погибли многие знатные албанцы, армяне и грузины.
В конце концов, преимущество на Кавказе осталось за арабами. При халифе Абд-аль-Малике арабы энергично приступили к расширению владений ислама. Брат халифа, Мухаммед ибн-Мерван, в 701—702 гг. надолго подчинил Армению, а также Грузию и Аран (Албанию). В результате этих завоеваний окончательно образовалась провинция халифата Арминия, в которую вошла и Картли (по-арабски Джурзан) в качестве отдельной административно-политической единицы. В конце VII в. арабы сумели проникнуть уже и в Западную Грузию, чему способствовали происшедшие там события. По сведениям Феофана хронографа, патрикий Лазики (Эгриси) Сергий, сын Барнука, восстал против византийцев и подчинился арабам. Арабы вместе с Эгриси захватили и Абазгию, так как из сведений того же историка выясняется, что в 709 г. вместе с Лазикой они владели и Абазгией. В этом году император Юстиниан II прислал сюда с большим количеством денег будущего императора Леона Исаврийского, которому было поручено, подкупить аланов и натравить их на абазгов, союзников арабов. Видимо, вместе с лазами (если не в том же 697 г., то вскоре) от византийцев отложились и абазги. В этом сообщении Апшилети (Апсилия) не фигурирует в качестве отдельной политической единицы, но упоминается как страна. В западногрузинских крепостях стояли арабские гарнизоны и войска. Например, охрана главной крепости мисимиан Дзахар, по словам Агафия, из-за своей неприступности называлась «железной» (как предполагают, это крепость Чхалта в верхнем течении Кодори, у слияния Чхалтской речки и Кодори), была поручена арабами некоему Фарсману. Леон Исаврийский для ее взятия прибег к хитрости, после чего крепостные стены сравнял с землей. При взятии крепости Леону очень помог некий Маринос, «первейший среди апсилов», как называет его Феофан. Сей знатный апшилец вначале поддерживал арабов, но, т. к. Леон прибыл с большим войском, предпочел перейти на его сторону.
Примечательно, что еще при пребывании Леона в Апшилети, по сведениям Феофана, римляне и его союзники армяне вторглись вглубь Лазики, очевидно, из Фазиса (Поти) и осадили Археополис, где, по всей вероятности, укрепился патрикий Лазики. Но арабы вовремя подоспели на помощь, и византийцы со своими союзниками возвратились назад. Благодаря сведениям Феофана хронографа, создается впечатление, что внутренней частью Западной Грузии владеют арабы, а приморскими портами — византийцы, откуда они время от времени выступают для изгнания арабов.
Таким образом, в 709 г. на территории Западной Грузии шла арабо-византийская война, которая, очевидно, продолжалась и после, пока Леон Исаврийский по всему фронту войны не достиг решающих успехов.
Не совсем ясно, какое положение создалось в этом крае после изгнания арабов. Неизвестно также, когда это случилось. Можно только сказать, что позиции Византии в Эгриси восстановлены в 30-х гг. VIII в., если не раньше, как это, возможно, произошло в Абхазии и Апшилети. Неизвестна и судьба отложившегося от Византии Сергия, сына Барнука, и наследников — противопоставил им византийский двор кого-нибудь возведением в ранг патрикия Эгриси или вовсе упразднил здесь аппарат местного управления. В источниках об этом нет никаких данных. Учитывая ряд сообщений 30-х гг. VIII в., выясняется, что титул «патрикия лазов» император пожаловал картлийскому эрисмтавару Стефанозу.
С начала VIII в. арабы ведут непрерывную борьбу с хазарамиза Закавказье. Хазары выступают или самостоятельно или в союзе с византийцами. В 709 г. наместником северной области был назначен брат халифа Валида — Маслама ибн-Абдал-Малик, который оставался на этой должности до 732 г. С небольшими исключениями.В 713—714 гг. он организовал большой поход против хазар, который завершился поражением арабов.
В 720-х гг. в Картли прибыл новый наместник севера Джарах ибн-Абдаллах, которому была поручена организация похода против хазар. Картлийские власти предъявили новому наместнику «защитную грамоту» Хабиба ибн-Масламы, которую он обновил, внеся в нее некоторые новые условия. В частности, были добавлены обязанности уплаты хараджа и с земель вокруг Тбилиси. Харадж был поземельным налогом, которым, надо полагать, было обложено и население других районов Картли. Таким образом, население Картли с VIII в. платило арабам, наряду с джизией, и харадж.
Джарах выступил в большой поход на Хазарскую землю, взял Дербент, но на этом его успехи кончились. Халиф отставил Джараха и заменил его Масламой. В727—728 гг. Маслама через Дарьяльские ворота выступил в Хазарию, но из-за проливных дождей вынужден был вернуться назад. В 729 г. халиф вновь прислал на Кавказ Джараха, который и том же году из Тбилиси через Дарьял вторгся в Хазарию и взял город Аль-Байду, расположенный по нижнему течению Волги. В ответ хазары организовали большой поход в Закавказье. По сообщению Табари, инициатором этого похода был грузинский «малик» (обычно это слово обозначает царя, но в этом случае подразумевался картлийский эрисмтавари), который послал человека к хакану Хакасру и призвал его против мусульман. Под командованием сына хакана Барджика большое войско хазарвступило в Азербайджан и перебило стоявшие там отдельные отряды арабов. У города Ардебия произошло большое сражение, в котором погибли Джарахи его войско. По сведениям Ал-Балами, картлийский эрисмтавари давал предводителю хазар полезные советы, указывал на расположение арабов, чем оказал большую помощь в деле изгнания арабов из Закавказья. Такой поступок картлийского эрисмтавара, как справедливо отмечают, следует объяснить теми изменениями в налоговой системе, которые произошли при халифе Хишаме (724 — 743) и которые резко ухудшили экономическое положение завоеванных народов Закавказья.
Имеющиеся в нашем распоряжении сведения дают возможность считать, что упомянутый в арабских источниках картлийский эрисмтавари, по всей вероятности, был Стефаноз, который, по сведениям фресковой надписи из Атенского сиона умер в 739 г. Стефаноз в этой надписи упоминается «владыкой эриставов» не только Картли, но и Эгриси, что дает право предполагать, что от императора он получил в управление и Эгриси. Это предположение подкрепляется тем обстоятельством, что грузинский летописец подчеркивает права наследников Стефаноза на Эгриси, которые были им пожалованы византийским императором. Видимо, бежавший от арабов в Эгриси картлийский эрисмтавари получил от императора также титул патрикия Эгриси или Лазики (известный нам последний правитель этой страны упоминается под титулом патрикия).
Византийский двор этим актом, несомненно, старался превратить картлийского эрисмтавара в верного союзника византийцев и непримиримого врага арабов. А на патрикиев Лазики в этом отношении уже нельзя было надеяться, ибо известно, что один из последних патрикиев сам пытался с помощью арабов избавиться от византийского господства, в результате чего в начале VIII в. последовала большая война между арабами и византийцами на территории Западной Грузии. Возможно, что еще в 730 г., когда Стефаноз призвал хазар в Закавказье, он выступал и от имени императора.
После гибели Джараха выбор халифа вновь остановился Масламе. Когда в 732 г. его вызвали в Дамаск, своим наместником на Кавказе он оставил двоюродного брата халифа — Мервана ибн-Мухаммеда, а этот новый правитель в определенной степени изменил и смягчил политику халифата в отношении Армении и стал энергично готовиться к походу на хазар, для чего попросил у халифа 120-тысячное войско. Мерван прежде всего намеревался примерно наказать перешедших на сторону хазар византийцев и грузин, и поэтому в 735 г. направил это огромное войско в Грузию, что подтверждается и сведениями грузинского летописца. Мерван отличался необычайной жестокостью и бесчеловечностью, за что грузины прозвали его Глухим (Мурван Кру).И действительно, он обрушил на грузинский народ большие несчастья. По словам летописца, «прошел Глухой весь Кавказ, и захватил врата Дарьяльские и Дербентские, и разрушил все города и большинство крепостей в пределах всей Картли».
Эрисмтавари Стефаноз был вынужден со своими домочадцами и приближенными перейти в Эгриси, но арабский полководец намеревался разорить и Западную Грузию. Арабы сперва вторглись в западную провинцию Картли — Аргвети, где пленили мтаваров Давида и Константина и замучили их. Затем Мерван разрушил эгрисские города и крепости, в том числе столицу Цихе-Годжи (Археополис). Наконец арабы подошли к Анакопийской крепости в Абхазии, где укрепились сыновья картлийского эрисмтавара— Мир и Арчил. По сведениям Джуаншера, указанные мтавары одержали большую победу над врагом, хотя Мир был смертельно ранен в бою. Однако, по свидетельству «Мученичества Давида и Константина», победа и здесь осталась за арабами, что выглядит более правдоподобно.
Затем арабы направились в Южную Грузию. Вследствие арабских нашествий Грузия была так разорена, что, по словам летописца, «нигде не осталось ни строения, ни пропитания для людей и животных».
Этот поход Мервана оставил такой след в памяти народа, что в грузинских летописях он считался вообще первым вторжением арабов в Грузию. В Западной Грузии арабы не смогли удержаться даже после этого похода, а Картли сломили надолго. После этого Мерван совершил победоносный поход и на Северный Кавказ. В 737 г. арабское огромное войско одновременно через Дарьял и Дербент двинулось на Хазарскую страну. Сам Мерван шел по Дарьяльскому пути. Это был последний поход арабов за Кавказский хребет. Хазары были разгромлены, хакан изъявил покорность и попросил мира.
По сообщениям Феофана Византийского, в 738 г. Арабы, на этот раз под командованием Сулеймана ибн-Исама, вновь выступили против Апшилети и Мисимианети (область мисимиан), где разрушили «железную крепость» и пленили Евстафия, сына патрикия Мариноса. Этот новый поход в Западную Грузию, который последовал сразу же после большой войны с хазарами, византийский историк считает мероприятием, направленным против Византии, так как земли эти к указанному времени полностью входили в сферу византийского политического влияния. Несомненно, в Константинополе так же рассматривались и предшествующие походы арабов в эти страны.
В 744 г. завоеватель Грузии Мерван ибн-Мухамед с Кавказа окончательно ушел в Сирию, где в течение пяти лет был даже халифом. Страна получила небольшую передышку.
После окончательного завоевания Картли арабы во главе страны поставили своего чиновника, который носил звание эмира. Местом его постоянного пребывания был Тбилиси. «Захватили город Тбилиси агаряне, превратили в дом пребывания своего, получали дань из страны этой, называемую харадж», — писал грузинский летописец. Эмир был и командующим войском, и правителем страны, и верховным судьей. Должность эрисмтавара арабы тогда не упразднили, но превратили эрисмтавара в зависимого от эмира правителя. По предположению С.Н. Джанашиа, обязанностью эрисмтавара было собирание дани и организация местного войска.
Для управления страной эмир располагал достаточно большим штатом арабских чиновников. Хотя и нет прямых указаний, но в более поздних грузинских источниках засвидетельствованы арабские названия городских чиновников: шурта, мухтасиб, амид, райс, которые должны были функционировать в Грузии в эпоху арабского владычества. Шурта в городах Востока считался начальником полиции и был обязан соблюдать в городе порядок. Мухтасиб следил за религиозным и бытовым порядком, базаром, благоустройством улиц, выплатой долгов и т. д. Во главе канцелярии эмирского двора стоял амид. Райс же был представителем мусульманского населения города при эмирском дворе. Вообще в VIII в. в Тбилиси умножилось мусульманское население, которое строило здесь свои мечети.
Содержание этого громоздкого штата было обязанностью местного населения, так как именно с периодом арабского владычества связано установление тех эмирских, амидских, мухтасибских и других подобных налогов, которые в поздних грузинских документах представлены уже в местном содержании, ибо после воссоединения Тбилиси с остальной Грузией указанные чиновники органически вошли в городской строй Грузии.
Особенно тяжелым и невыносимым стало арабское господство после того, как власть в халифате перешла к династии Хасидов (749 г.). Аббасиды сильно увеличили налоги, как с местного арабского населения, так и с завоеванных народов. Созданный на иранский лад огромный государственный аппарат и разросшийся двор требовали больших средств, что в первую очередь легло на плечи порабощенных стран. К этому прибавились гонения на немусульман. Горести измученного народа хорошо передал грузинский писатель второй половины VIII в. Иоанэ Сабанисдзе: «Некоторые из верующих, порабощенных насилием, скованные как бы железом, бедностью и нищетой, мучимые и изнывающие под тяжестью их дани, безжалостно истязаемые, подавлены страхом и колеблются как тростник от сильного ветра».
От дани не был освобожден ни один слой населения Картли, но, естественно, главное бремя несло производительное общество. Это обусловило тот факт, что арабы не смогли здесь создать себе опоры, и господство их в Картли опиралось лишь на голую силу. Хотя владычество арабов, господство менее развитых общественных отношений замедляло рост производительных сил страны, тем не менее, оно не смогло причинить Грузии невосполнимый ущерб. Общественный организм феодальной Грузии оказался прочным и выдержал трудное испытание. Из внутренних районов Картли, где завоеватели обосновались более прочно, очаги народного сопротивления переместились в пограничные районы, в горы и ущелья. Именно там сосредотачивались главные внутренние силы народа, которые и начали великое дело освобождения родины от захватчиков.
В 50-х гг. VIII в. из арабского повиновения вышли цанары, жители горной части Восточной Грузии. Правитель Арминии Хасан ибн-Кахтаба не сумел справиться с ними и обратился за помощью к халифу. После тяжелых боев арабы смогли одолеть цанаров. В 60-х гг. VIII в. хазары возобновили свои нападения на Закавказье, поэтому новый правитель Арминии Язид ибн-Усаид (759 — 769) занял Дарьяльское ущелье и укрепил его. Но в 764 г. хазары вторглись в Закавказье через Дербент, разорили Албанию, Картли и на некоторое время завладели Тбилиси. Язид с большим войском выступил против них, но потерпел поражение и спасся бегством.
С этим вторжением хазар историки связывают рассказанную грузинскими летописцами историю любви хазарского хана к дочери Арчила. В вопросе о времени царствования самого Арчила, которого летописец именует«царем», среди исследователей существуют большие расхождения, но более приемлемыми кажутся 40 — 50-е гг. VIIIв. Арчил, который приступает к самостоятельной деятельности, по всей вероятности, с 739 г. потерял как Эгриси, так и сан картлийского эрисмтавара. Не совсем ясно, как все это произошло. После этого Арчил, видно, переходит в Эрети и Кахети, так как его деятельность более связана с этими областями. Арчил стал жертвой политики одного из арабских правителей или полководцев (летописец называет его Асимом, поэтому существует мнение об его идентификации с правителем Арминии в 744 Асимом ибн-Абдаллахом), который потребовал, чтобы Арчил принял ислам, обещая сохранить ему жизнь. Наследник Арчила, Джуаншер, приблизительно в 60 — 70-х гг. VIII в. должен был быть правителем Эрети и Кахети. По сведениям грузинских источников, Джуаншер попал в плен к хазарам во время их похода в Закавказье, причиной которого летописец считает вышеуказанную трагическую любовь хакана к сестре Джуаншера — Шушан.
Как выясняется, вместо наследников Стефаноза арабы посадили картлийским эрисмтаваром Адарнасе, которого Иоанэ Сабанисдзе именует даже «куропалатом», что свидетельствует о расположении Византии и к этому эрисмтавару. В сочинении Иоанэ Сабанисдзе больше сведений о его наследнике Нерсе.
В 772 — 773 гг. халиф Мансур призвал Нерсе в Багдад и, как видно, обвинив в антиарабской деятельности, заключил в тюрьму. Три года спустя новый халиф Махди освободил Нерсе и в прежнем звании отослал в Картли. Но картлийский эрисмтавари не сумел угодить и новому халифу и, не надеясь более на его милость, вступил на путь прямой борьбы с арабами. После жестокой битвы с арабами, где он потерпел поражение, Нерсе был вынужден с семьей и тремястами воинами уйти из Картли через Дарьял к хазарам, где он естественно, надеялся получить помощь для борьбы против общего врага — арабов. Но хазары дальше теплого приема не пошли. Разочарованный Нерсе вновь собрался в путь и, в конце концов, прибыл в Западную Грузию.
На должность Нерсе арабы назначили его племянника Стефаноза, сына эристава Гургена. Это случилось приблизительно в 781г. Нерсе направил послов к эмиру и попросил разрешения вернуться в Картли. Нерсе, лишенный поддержки хазар, уже не был опасен для арабов. Более того, как неудачливый политик он мог оказаться полезным в Картли для усмирения других. Поэтому ему разрешили вернуться на родину на правах частного лица.
С этими главными моментами биографии Нерсе тесно переплелась трагическая судьба его слуги, араба Або, личность которого стала основой для создания глубоко патриотического художественного произведения писателя второй половины VIII в. Иоанэ Сабанисдзе. Сочинение это является ценнейшим историческим источником о Картли времен арабского владычества.
Або сблизился с Нерсе в Багдаде и последовал за ним в Картли. Он умел изготовлять благовония. В Тбилиси юный араб познакомился с христианской верой и сблизился с христианами. Когда Нерсе ушел на Хазарскую землю, Або сопровождал его и принял там христианство. По возвращении вместе с Нерсе в Тбилиси, он был обвинен своими же соотечественниками в том, что оставил «отчую веру» и перешел в христианство. Або схватили. Арабы приложили много усилий, чтобы возвратить его в веру отцов, но тщетно. Тогда Або вывели из тюрьмы и в январе 786 г. обезглавили. Мученическая смерть Або оставила неизгладимое впечатление на современников.
Передовые деятели Картли хорошо поняли огромное значение этого факта для пробуждения национального самосознания грузин. Устами Самоэла, картлийского католикоса, они обратились к Иоанэ Сабанисдзе как выдающемуся писателю того времени. Католикос хотел, чтобы он, наподобие прежде написанных мученичеств, описал историю их современника Або, «чтобы поминали его в церквах все те, кто будет после нас». Иоанэ Сабанисдзе блестяще справился с просьбой и создал шедевр древнегрузинской литературы «Мученичество Або Тбилели». Для целых поколений грузинского народа жизнь Або была поучительным примером в борьбе против иноземных захватчиков, пробуждая гордость и самосознание. «Сочинение Иоанэ показывает, насколько глубоко проникли корни национальной идеи, и на какую высоту поднялась она», — отмечал К. С. Кекелидзе.
В сочинении все помыслы автора направлены на то, чтобы довести до общественного сознания значение мученической смерти Або. Если так поступил Або, «семя аравийское по отцу и матери», позволено ли нам, «грузинам, ошибаться и отступаться от праведного пути», даже «насилием», «обманом или «коварством»? Автор ставит себе целью пробудить и подбодрить малодушных. Иоанэ Сабанисдзе глубоко задумывается над политической и религиозно-моральной картиной нашей страны того периода и с гневом произносит: «Смешались мы с народом чужим, веры нашей поругателем». Он напоминает грузинскому народу, имевшему пятисотлетнюю историю большой христианской культуры, о его превосходстве над варварскими «властителями» и «господствующими».
В результате призывов Иоанэ Сабанисдзе и других проповедников, говоря его же словами, «колеблющиеся укреплялись, укрепившиеся радовались».
Неизвестно, как долго продолжалось правление Стефаноза в Картли, но в 790 г. он все еще был картлийским эрисмтаваром. Какова была ситуация в Картли после него, неясно. Как передает арабский историк Якуб, в правление халифа Гаруна ал-Рашида (786 — 809) назначенный на пост правителя Арминии Хузаима ибн-Хазим (803 — 806) схватил здесь батриков (эриставов и мтаваров) и их сыновей и обезглавил их, что вызвало восстание в Картли и в земле цанаров. Думается, жертвами этих кровавых мер стали если не сам Стефаноз, то его сыновья (возможно, Стефаноза уже не было в живых), а также другие представители эриставских родов Картли. Этим, очевидно, следует объяснить, что в царствование халифа Мамуна (ок. 813 г.) эрисмтаваром Картли назначается Ашот Багратиони, сын Адарнасе. Халифат все еще пытался сохранить в Картли власть эрисмтавара, но, после того как Тбилисский эмират сформировался в самостоятельную политическую единицу, естественно, что эмир в своих владениях не мог терпеть такого правителя, который олицетворял бы единство Картли. Поэтому Ашот Багратиони был вынужден оставить Картли и укрепиться в своих владениях в Кларджети. Оттуда он старается отнять Картли у эмира, но в этой борьбе Ашот терпит поражение от эмира и его союзника, кахетского мтавара Григола.
Таким образом, к началу IX в. на территории бывшего Картлийского царства имеются три самостоятельных княжества (Эрети, Кахети и Тао-Кладжети) и Тбилисский эмират, который постепенно освобождается от зависимости халифата.
В Западной Грузии на территории бывшего Эгрисского царства и зависимых от него политических единиц в середине VIII в. образовалось Абхазское княжество, которое в конце того же столетия становится Абхазским царством. В это объединение попало также Аргветское эриставство, которое со времени образования Картлийского царства считалось его провинцией.
Основные этапы политического усиления и территориального роста Абхазского царства представляются примерно так. Вначале правитель Абхазии присоединяет приблизительно в 740-х гг. бывшие провинции Эгриси — Апшилети, Мисимианети. В 709 г., как было сказано, Феофан хронограф упоминает «первейшего среди апсилов» некоего Мариноса, который примкнул к Леону Исаврийскому. Однако это еще не означает, что он был правителем Апшилети, так как в таком случае Феофан представил бы его в соответствующей роли.
Феофан еще дважды упоминает этого Мариноса в связи с его сыном Евстафием (под 738 и 740 гг.), но в обоих случаях под титулом патрикия, который, как известно, получали правители стран, находящихся в вассальной зависимости от Византии. Следовательно, можно допустить, что получение Мариносом титула патрикия обозначало выделение Апшилети в самостоятельную политическую единицу. Маринос этот титул получил, очевидно, от Леона за ту службу, которую он оказал будущему императору во время пребывания его и этих землях, когда правящая верхушка Эгриси явно действовала против византийцев. Поэтому было бы естественно, чтобы в ответ на такие настроения эгрисцев византийские власти прибегли к выделению Апшилети в самостоятельную единицу. А если это соответствует истине, то самостоятельность Апшилети, по всей вероятности, длилась лишь во время царствования императора Леона, что примерно совпадает с годами правления Мариноса. После этого, очевидно, византийские власти сочли нужным признать права на Апшилети их союзника, правителя Абхазского княжества.
Вслед за этим, не позднее 70-х гг. VIII в., правитель Абхазети Леон присоединил и Эгриси («Матиане Картлиса» связывает этот политический акт со смертью последнего правителя Эгриси, сына царя Арчила — Иоанэ, не оставившего наследника).
Возникновение Абхазского княжества не влекло за собой изменения этнографической картины данного региона и не означало установления политического господства абхазов. Первоначально Византия настолько способствовала усилению абхазского князя, что он смог при помощи той же Византии объединить под своей властью всю Западную Грузию. Как видно, политическое объединение Западной Грузии соответствовало планам императорского двора, поскольку она преградила бы путь господствовавшим в Картли арабам, оставаясь при этом в подчинении Византии. Эгрисские патрикии в результате своих действий, направленных на достижение независимости, потеряли доверие византийского правительства, (правители Картли также не оправдали, в конечном счете, возлагаемых на них надежд), поэтому-то в Константинополе решили, что их целям более соответствует подвластный им архонт или князь Абхазии. После того как византийцы признали власть абхазских князей над всей Западной Грузией и объединение было реально осуществлено, совершенно естественно, что вся Западная Грузия в политическом смысле превратилась в «Абхазию», а ее население, соответственно, стало именоваться «абхазами».
В течение всего времени правления в Картли эрисмтаваров, длившегося полных два с половиной века, несмотря на отрицательные последствия господства иноземных захватчиков, Картли в области развития феодальных отношений сделала дальнейший шаг вперед.
По сей день не достигнуто единого мнения относительно того, была ли Картли в течение этого времени политически раздроблена или же власть эрисмтаваров олицетворяла собой реальное единство страны.
Грузинский летописец, касаясь учреждения эрисмтаварства, особо отмечает, что первый же правитель Картли «не смог сместить эриставов Картли с их эриставств, ибо имели они от царя персов и от царя греков грамоты, утверждающие неприкосновенность их власти в эриставствах.
По словам того же летописца, за это право эриставы вели борьбу еще с царями Картли, но благоприятные условия для них сложились лишь после упразднения царской власти, когда их претензии на присвоение земель, входивших в их эриставства, были удовлетворены грамотами, выданными иранскими и византийскими властями, утверждавшими их наследственное право на владение эриставством. Если же в дальнейшем эриставы восстали и против персов, пожелав иметь своего «царя», то было оговорено условие, согласно которому последний не должен был лишать их основного завоевания. По мнению летописца XI в., этот вопрос был главной причиной противоречий между царем и эриставами, и он был разрешен после учреждения в Картли эрисмтаварства. Не вызывает сомнений, что эриставы владели землями своих административных областей по принципу наследственности еще задолго до этого времени, но их права перестали оспариваться лишь после упразднения в Картли царской власти. В этом деле определенную роль сыграли и внешние силы в лице иранцев, а затем византийцев. Таким образом, факт получения эриставами «грамот собственности» от персидских и греческих царей в VI в. представляется в достаточной степени достоверным. Учреждение эрисмтаварства означало, что правитель страны фактически оказывался в одном ряду с остальными эриставами. Не случайно, что с целью выделить этих правителей из числа остальных эриставов их называют «великими эриставами», «мтаварами эриставов» или «владыками эриставов».
С. Н. Джанашиа совершенно справедливо определил сущность эрисмтаваров как «рrimus intеr раrеs» («первый среди равных»). Прекрасной иллюстрацией этого является армянская «Книга посланий», сохранившая переписку времен грузино-армянского церковного раскола. В письмах картлийского католикоса Кириона и в ответных посланиях армянских священнослужителей картлийский эрисмтавар Адарнасе, как правило, упоминается первым, но всегда вместе с другими картлийскими правителями, которые или названы поименно, или же фигурируют под общим именем мтаваров.
Имел ли эрисмтавар высшую военную и исполнительскую власть в масштабах всей страны, или же Картли распадалась на владения эриставов, где эристав обладал политической, военной и судебной властью, исполняя в то время и функции административного управления землями эриставства? До конца VIII в. страна формально представлялась единой, чему способствовало и господство арабов: Картли являлась отдельной административно-политической единицей, входившей в провинцию халифата — Арминию, и управлявшейся эмиром Джурзана (Картли), которому подчинялись и эрисмтавары. Правда, эриставы стали уже фактическими собственниками своих эриставств, но в силу феодальной иерархии все же были подвластны картлийским эрисмтаварам, являвшимся высшим и чиновниками иранских и византийских царей, а затем и халифата. Высшая политическая и военная власть в стране находилась формально в руках тех же эрисмтаваров, но отнюдь не была неограниченной и бесспорной.
Так называемые «реформы» Арчила, согласно изложению летописца, выражались в следующем: выполняя завещание своего брата Мира, Арчил выдал замуж его дочерей за влиятельных эриставов, выделив в приданое половину земель эриставства. В результате этого мероприятия, по представлению летописца, эриставы превратились в т. н. «детей» и «братьев» царя. По сведениям того же летописца, в период между царствия эриставы добились «неизменности» своей должности. Таким путем эриставы стали уже не наследственными управителями своих эриставств, а бесспорными собственникам и половины земель бывших эриставств, т. е. мтаварами и владыками, но находящимися в вассальной зависимости от царя (его «сыновьями» и «братьями»).
Таким образом, если следовать изложению летописца, в результате мероприятий Арчила система эриставств была упразднена, так как вся страна оказалась собственностью царя и эриставов. Однако имеется достаточное количество данных, ставящих под сомнение эти сведения. Другое дело, насколько сохраняла система эриставств свое былое содержание. Надо полагать, что общая картина «реформ» Арчила вполне соответствует реальной исторической ситуации на рубеже VIII — IX вв., что в этих мероприятиях принадлежит самому Арчилу, сказать трудно.
Пока арабы располагали в Картли достаточной силой и властью, они, как видно, оставляли неприкосновенным тот административный строй, который сложился при первых эрисмтаварах. Более того, опираясь на тех же эрисмтаваров, они всемерно старались сохранить этот порядок. Со своей стороны, и эрисмтавары были не в состоянии лишь собственными силами изменить ту традиционно сложившуюся систему, которая фактически означала узаконение политической раздробленности Картли (устройство страны по принципу вассальной зависимости эриставов). В то же время не вызывает сомнений, что процесс распада страны, являвшийся результатом ее социально-экономического развития, достаточно углублялся. Но, пока Картли являлась единой административной единицей в системе арабского государства, страна оставалась, во всяком случае, формально, единой, и это единство олицетворяли местный арабский правитель и картлийский эрисмтавари. От Картли во второй половине VIII в. отделились лишь Кахети и Эрети.
Окончательное политическое раздробление Картли и превращение эриставов в независимых владетельных князей произошло, очевидно, уже после того, как тбилисский эмир фактически вышел из подчинения халифу, и власть эрисмтавара, олицетворявшая единство подчиненной арабам страны, оказалась для него неприемлемой.
Летописец, описав жизнь и мученическую смерть Арчила отмечает, что вслед за этим стало «ослабевать господство великих царей Хосроианов... Затем размножились мтавары в стране Картли, начали бороться и стали врагами друг другу».Такое положение, по мнению летописца, продолжалось до Ашота куропалата, то есть до утверждения в Картли правителей из рода Багратиони. Мысль летописца совершенно ясна: после Арчила, которого он считает царем, страна оказалась политически раздробленной, так как увеличение числа князей (мтаваров), как отмечал Н. А. Бердзенишвили, влекло за собой увеличение количества княжеств и наоборот.
Говоря о «множестве князей», летописец, несомненно, подразумевает то обстоятельство, что бывшие эриставства превратились в княжества и, соответственно, сами эриставы стали князьями. Это новое социально-экономическое явление кажется довольно реальным для конца VIII в., когда институт эрисмтаваров временно прекратил свое существование и наступил период повсеместного господства владетельных князей. Этот процесс, который не мог быть приостановлен временным восстановлением эрисмтаварства в первом десятилетии IX в., выражался не только в превращении бывших эриставств в княжества. Несомненно, бывшие эриставства оказались поделенными на различной величины княжества, во главе которых, в соответствии с их величиной, оказались «князья» различных рангов. Эти последние стали группироваться вокруг более крупных владетелей, превратившихся в князей эриставов, или «великих князей», подчиняясь последним как «дети (вассалы) «отцу-владыке» (верховному сеньору) и входя под их покровительство со своими землями, деревнями и угодьями. Так создавалась та социально-политическая организация, которая была в состоянии противостоять как классовой борьбе свободной бедноты и закрепощенных крестьян, так и захватническим стремлениям соседних князей.
Разделение Картли на множество княжеств было политической формой, соответствующей уровню социально-экономического развития страны. Дальнейший прогресс ставил в порядок дня вопрос объединения этих княжеств в более крупные политические единицы, что в конечном счете, должно было завершиться полным объединением всей феодальной Картли.

Статья получена: www.world-history.ru



Похожие статьи


1 : Недвижимая угроза
Тбилиси грозит рисками инвесторам в Абхазии; в Сухуми говорят, что Грузия не способна влиять на абхазскую экономику.Инвесторы, приобретающие недвижимое имущество в Абхазии, в будущем могут стать объектами уголовного преследования, заявил журналистам ...

2 : "Газпром" грозится забрать поставки газа в Грузию
Российская газовая монополия ОАО "Газпром" в понедельник пригрозила ООО "Итера Холдинг", что возьмет на себя роль поставщика газа в Грузию, если "Итера" не предложит приемлемое решение нынешних проблем с поставками. В последние годы "Итера" является ...

3 : Вместе с ценой на газ растет напряженность между Россией и Грузией
К концу этого года республика Грузия планирует наполовину сократить свою зависимость от российского природного газа и в еще большей степени – в 2007 году, заявил в интервью грузинский премьер-министр Зураб Ногаидели на фоне того, как страна ищет...

4 : Mitsubishi делает восьмое поколение "чуда"
Японская компания Mitsubishi ведет работы над созданием уже восьмого по счету поколения легендарного автомобиля lancer Evolution, который очень часто называют просто – Mitsubishi EVO. Как ожидается, впервые этот автомобиль будет показан уже в этом го...

5 : Доступная заграница: собрался и поехал
Жизнь заставляет людей заранее планировать разные события, в том числе и заграничные поездки: кому-то нужно подкопить денег, кому-то – договориться об отпуске. Кроме того, для путешествий во многие страны необходимо оформить визы, что также заставляет счи

Рейтинг: 3.0/5 (205 голосов)

Последние статьи


1: Автоматическая сверка счетов-фактур – новые возможности «1С:Бухгалтерии 8» ред. 3.0
2: Возможности CRM в 1С «Управление торговлей»
3: Настройка отчетов 1С
4: Как отразить доп. расходы в 1С?
5: Взаимозачет в 1С



Последние новости


Делец в Удмуртии на госденьги открыл нарколабораторию - УФСБ
МОСКВА, 2 ноя - РИА Новости. Следствие заподозрило жителя Удмуртии в организации нарколаборатории на полученные от государства деньги, сообщает в пятн...

Сотрудница томского вуза продавала героин около общежития

ТОМСК, 2 ноя – РИА Новости, Сергей Леваненков. Полиция задержала 58-летнюю томичку при попытке продать героин, возбуждено уголовное дело, сообщи...

Молодежную премию наноиндустрии получил автор технологии для наркоза

© РИА Новости. Сергей ПятаковМОСКВА, 1 ноя - РИА Новости. Лауреатом Российской молодежной премии в области наноиндустрии 2012 года стал заместитель ге...

Жители еще одного мексиканского города взялись за борьбу с наркомафией

МЕХИКО, 2 ноя - РИА Новости, Дмитрий Знаменский. Жители города Олинала в мексиканском штате Герреро взяли в руки оружие, чтобы противостоять попыткам ...

Бразильские студенты получали наркотики по специально вырытому туннелю

© РИА Новости. Артур ГабдрахмановМЕХИКО, 2 ноя - РИА Новости, Дмитрий Знаменский. Оригинальный способ доставки наркотиков в университет крупнейшего бр...


Послать ссылку на этот обзор другу по ICQ или E-Mail:


Разместить у себя на ресурсе или в ЖЖ:


На любом форуме в своем сообщении: